КЛИЕНТ ВСЕГДА ПРАВ, А О ПРОЧЕМ ПОЗАБОТИТСЯ АДВОКАТ! 8(960) 242-50-13Телефон для связи Адвокатская палата Санкт-Петербурга

ТРУДОВЫЕ СПОРЫ: ВОССТАНОВЛЕНИЕ НА РАБОТЕ

 

 

Дело 2-1702/2018 (2-8022/2017;) 

                                                       01 марта 2018 года

 

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

 

Московский районный суд Санкт-Петербурга в составе

председательствующего судьи Лифановой О.Н.,

при секретаре С.,

с участием прокурора С., истца С., её представителя адвоката  Семенского А.А., представителя ответчика Афанасьевой И.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску С. к ООО "Груз-экспресс" о восстановлении на работе, о взыскании задолженности по заработной плате за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда,

 

установил:

Истец С. обратилась в суд с иском к Обществу с ограниченной ответственностью "Груз-экспресс" /далее - ООО "Груз-экспресс"/ о восстановлении на работе в должности начальника отдела кадров с 14 октября 2017 года; с учётом принятых судом в порядке ст.39 Гражданского процессуального кодекса РФ изменений о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула за период с 14 октября 2017 года по 01 марта 2018 года в сумме 216 907 руб., компенсации морального вреда в размере 100 000 руб.

В обоснование иска указано, что С. работала в ООО "Груз-экспресс" в должности начальника отдела кадров  с 04 июля 2017 года по 13 октября 2017 года, уволена по окончанию испытательного срока в связи с ненадлежащим исполнением и неисполнением должностных обязанностей.

С увольнением  С. не согласна в связи с тем, что не могла быть уволена по окончании испытательного срока по указанным ответчиком основаниям, более того, в уведомлении об увольнении и в приказе об увольнении не указано основание увольнения, каких-либо подтверждений того, что истец ненадлежащим образом исполняла должностные обязанности ответчиком представлено не было, об увольнении истец не уведомлялась, с приказом об увольнении истец не ознакомлена.

В судебном заседании истец С. и её представитель адвокат Семенский А.А. на удовлетворении исковых требований в полном объёме настаивали, просили их удовлетворить по основаниям, изложенным в иске, а также объяснениях, данных в ходе разбирательства по делу.

Представитель ответчика по доверенности Афанасьева И.В. в судебное заседание явилась, против удовлетворения заявленных требований возражала в связи с тем, что истец по всем известным ответчику адресам была уведомлена о предстоящем увольнении, однако почтовые отправления с указанным уведомлением вернулись за истечением срока хранения, увольнение истца состоялось в связи с непрохождением  истцом испытательного срока, о причинах С. была уведомлена работодателем устно, а также в письменном уведомлении, от получения которого уклонилась.

    Выслушав лиц, участвующих в деле, исследовав материалы дела, изучив представленные доказательства, оценив доказательства в совокупности с показаниями свидетелей, относимость, допустимость и достоверность каждого из них в отдельности, а также их взаимную связь и достаточность в совокупности, принимая во внимание заключение прокурора, полагавшего требования истца, подлежащими удовлетворению, суд приходит к следующему.

    В соответствии со статьей 37 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на труд и на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации.

Статьей 2 Трудового кодекса Российской Федерации /далее – ТК РФ/ предусмотрена обязанность сторон трудового договора соблюдать условия заключенного договора, включая право работодателя требовать от работников исполнения ими трудовых обязанностей и право работников требовать от работодателя соблюдения его обязанностей по отношению к работникам, трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.

В соответствии с ч. 2 ст. 21 ТК РФ работник обязан добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором.

Этой норме корреспондируют положения статьи 56 ТК РФ, согласно которой работник обязуется лично выполнять определенную трудовым договором трудовую функцию, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя. Таким образом, работник обязан подчиняться правилам внутреннего трудового распорядка (соблюдать режим рабочего времени, технологическую дисциплину, точно и своевременно исполнять распоряжения работодателя и др.).

В силу ст.70 ТК РФ, при заключении трудового договора в нем по соглашению сторон может быть предусмотрено условие об испытании работника в целях проверки его соответствия поручаемой работе.

В соответствии со ст. 71 ТК РФ при неудовлетворительном результате испытания работодатель имеет право до истечения срока испытания расторгнуть трудовой договор с работником, предупредив его об этом в письменной форме не позднее чем за три дня с указанием причин, послуживших основанием для признания этого работника не выдержавшим испытание. Решение работодателя работник имеет право обжаловать в суд.

При неудовлетворительном результате испытания расторжение трудового договора производится без учета мнения соответствующего профсоюзного органа и без выплаты выходного пособия.

Если срок испытания истек, а работник продолжает работу, то он считается выдержавшим испытание и последующее расторжение трудового договора допускается только на общих основаниях.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что между истцом С. и ООО "Груз-экспресс" в лице генерального директора <данные изъяты>., действующего на основании Устава, 03 июля 2017 года заключен трудовой договор № 9, согласно п.п. 2.1-24 которого истец принят на работу на должность начальника отдела кадров, юрисконсульта ООО "Груз-экспресс" с установлением испытательного срока три месяца с даты начала исполнения трудовых обязанностей –– 04 июля 2017 года и окладом, установленным штатным расписанием /л.д.6-8/.

Одновременно, за подписью генерального директора С. издан приказ (распоряжение) о приеме работника на работу /л.д.26/.

Между сторонами трудового договора также был подписан договор о полной индивидуальной материальной ответственности /л.д.9/.

Материалами дела подтверждается, что С. исполняла трудовые обязанности в период с 04 июля 2017 года по 13 октября 2017 года.

В уведомлении о расторжении трудового договора в связи с неудовлетворительными результатами испытания, адресованном истцу 27 сентября 2017 года, было указано, что причинами, по которым результаты испытания признаны неудовлетворительными являются:

нарушение трудовой дисциплины п. 6.1 Трудового договора, которым установлен режим работы с 9-00 до 18-00, поскольку истец допускал неоднократные нарушения трудовой дисциплины, приходя на работу с опозданием и уходя раньше установленного времени, при этом уважительных причин указанных нарушений работодателю не сообщал, в подтверждение данного обстоятельства ответчиком также представлен отчет с периодами входа и выхода истца с территории работодателя;

неисполнение должностных обязанностей, предусмотренных п.2.25 Должностной инструкции – осуществление проверки внешних договоров организации с контрагентами поставщиками, заказчиками и исполнителями на предмет соответствия законодательству и защиты прав организации, а также разрабатывать собственные договора в зависимости от направления деятельности организации; п. ДД. ММ.ГГГГ - осуществление работы по досудебному урегулированию конфликтов с контрагентами, в которое входит составление претензий, написание ответа на претензию с целью урегулирования спора в досудебном порядке, участвовать в судебных заседаниях, составлять и направлять исковые заявления, отзывы на исковые заявлении, ходатайства и другие необходимые документы.

Однако в нарушение указанных обязанностей С. не исполнила поручение исполнительного директора <данные изъяты> о подготовке ответа на претензию компании ООО «Хеллманн Восточная Европа», а также поручение менеджера по развитию бизнеса <данные изъяты> о проверке договоров с заказчиком АО «ГеоЛогистикс» /л.д.85,87,135-137/.

Вместе с тем, из объяснений истца установлено, что данное уведомление ей озвучено не было, однако согласно показаниям свидетеля <данные изъяты> данное уведомление было прочитано вслух  С. и сообщены причины непрохождения испытательного срока, от подписи в уведомлении истец отказался, о чём был составлен акт /л.д.47/, при этом в адрес истца были направлены уведомления содержащие причины увольнения, истец был ознакомлен  с должностной инструкцией начальника отдела кадров,   истец намеревался уволиться по собственному желанию, но на следующий день не вышел на работу по причине болезни /л.д.114/.

Приведенные показания свидетеля последовательны, логичны, не противоречат материалам дела, опровергнут истцом только в части ознакомления с текстом уведомления о расторжении трудового договора, в связи с чем в остальной части свидетельских показаний оснований не доверять им у суда не имеется.

С 28 сентября 2017 года по 12 октября 2017 года согласно листку нетрудоспособности, истец пребывал в состоянии временной нетрудоспособности /л.д.27/.

Направленные в два адреса места жительства истца уведомления о расторжении трудового договора возвратились  в адрес ответчика по истечении срока хранения в почтовом отделении связи, тем самым, не были получены истцом /л.д.122,123/. При  вскрытии представленных в материалы дела ответчиком  конвертов было установлено, что в состав их содержимого входили запрос о сообщении причин отсутствия на работе и даче объяснений по данному факту, уведомление о расторжении трудового договора по причине окончания испытательного срока без указаний причин его непрохождения и несоответствующее вышеуказанному уведомлению, с указанием о том, что последним днём работы является 03 октября 2017 года, а также просьба о подписании уведомления о расторжении трудового договора.

На основании приказа о прекращении трудового договора с работником № ГЭ0000009, действие трудового договора, заключенного с истцом 03 июля 2017 года, было прекращено 13 октября 2017 года на основании ст.71 Трудового кодекса РФ по окончанию испытательного срока. С данным приказом истец был ознакомлен в этот же день, проставив отметку о несогласии с приказом /л.д.28/.

В обоснование своих доводов относительного увольнения истца в пределах испытательного срока, ответчик ссылается на период временной нетрудоспособности истца с 28 сентября 2017 года по 12 октября 2017 года, в связи с чем, ответчик пришел к ошибочному выводу о том, что период нахождения истца на испытательном сроке был продлен, однако данный вывод суд не может признать обоснованным  по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 7 ст. 70 ТК РФ в срок испытания не засчитываются период временной нетрудоспособности работника и другие периоды, когда он фактически отсутствовал на работе.

Таким образом, исходя  из системного толкования приведенных правовых норм действующего трудового законодательства период нетрудоспособности истца на основании листка нетрудоспособности не является периодом, который не засчитывается в испытательный срок, установленный работнику.

Из анализа положений ч. 1 ст. 71 ТК РФ следует, что трудовой договор с работником может быть расторгнут в любое время в течение испытательного срока, как только работодателем будут обнаружены факты неисполнения или ненадлежащего выполнения работником своих трудовых обязанностей. При увольнении работника по указанным в данной норме основаниям обязательна процедура установления признания этого работника не выдержавшим испытание.

Испытание устанавливается с целью проверки деловых и профессиональных качеств работника. Работодатель, оценивая эти качества, принимает решение о судьбе трудового правоотношения с данным работником.

Решение о результатах испытания принимается работодателем на основе объективных данных, характеризующих качество выполнения работником трудовых обязанностей. Обязанности работника вытекают из содержания трудового договора. Поскольку на работника в период испытания распространяются положения трудового законодательства, локальных нормативных актов, коллективного договора, соглашения, на него возлагаются не только права, но и обязанности, вытекающие из указанных правовых актов. В частности, в соответствии с Трудовым кодексом РФ работник обязан соблюдать правила внутреннего трудового распорядка организации и трудовую дисциплину, выполнять установленные нормы труда, соблюдать требования по охране труда и обеспечению безопасности труда, бережно относиться к имуществу работодателя и других работников. Таким образом, в ходе испытания работодатель оценивает не только уровень профессионализма работника (качество выполнения работником поручаемой в рамках обусловленной трудовой функции работы, выполнение установленных норм труда и т.п.), но и качество выполнения им своих обязанностей, а также его дисциплинированность.

Оценивая результаты испытания как неудовлетворительные, работодатель обязан указать причины, послужившие основанием для признания работника не выдержавшим испытание. В качестве доказательств таких причин могут служить акты о невыполнении норм выработки, несвоевременном или ненадлежащем выполнении порученной работы, выпуске бракованной продукции, нарушениях правил внутреннего трудового распорядка, других правовых актов, выполнение которых является для работника обязательным, и т.п.

Если в процессе испытания работодателем принято решение не продолжать трудовые отношения с работником, то не позднее чем за три дня до увольнения необходимо письменно сообщить работнику об этом и вручить ему уведомление (в документе нужно изложить конкретные причины увольнения). На экземпляре уведомления, который остается у организации, уволенный сотрудник должен поставить подпись, дату вручения и расписку в получении. Если он отказывается это сделать, составляется акт об отказе.

Как установлено судом, 13 октября 2017 года ответчиком был издан приказ об увольнении истца по окончанию испытательного срока. В качестве основания для увольнения истца указано уведомление сотруднику. Иные основания, послужившие причиной признания истца не прошедшим испытательный срок, в приказе не указаны.

Ответчик в своих возражениях ссылался на нарушение истцом трудовой дисциплины, а также неисполнение положений должностной инструкции, в подтверждение данных обстоятельств были представлены служебные записки:

Так, согласно служебной записке заместителя генерального директора по транспорту и АХЧ <данные изъяты> от 13 октября 2017 года, в период с 03 июля по 13 октября 2017 года  С. неоднократно опаздывала на рабочее место, тем самым, нарушала правила внутреннего распорядка ООО "Груз-экспресс" /л.д.53/.

Согласно служебной записке менеджера по развитию <данные изъяты> от 13 октября 2017 года, 20 сентября 2017 года он обратился к  С. с просьбой согласовать договор о предоставлении транспортных услуг с новым клиентом АО «ГеоЛогистикс», однако ничего сделано не было /л.д.55/.

Из служебной записки инженера ОК <данные изъяты> следует, что истец при приёме на работу была ознакомлена с должностной инструкцией начальника отдела кадров, которую собиралась доработать,  однако после увольнения в личном деле истца должностной инструкции не было /л.д.54/.

Вместе с тем, вышеприведенное уведомление об увольнении о расторжении трудового договора в связи с неудовлетворительными результатами испытания, ссылок на какие-либо акты или аналогичные служебные записки, составленные после данного уведомления, последнее не содержит.

Кроме того, в данном уведомлении, от подписи об ознакомлении с которым истец отказался, в качестве одной из причин, послужившей основанием для признания работника не выдержавшим испытание, указано на нарушение трудовой дисциплины, связанное с опозданием на работу, при этом сведения о привлечении истца к дисциплинарной ответственности за данный проступок суду не представлены, замечания относительно недопустимости нарушения трудового распорядка рабочего дня в организации ответчика истцу, согласно его объяснений, за весь период работы, не поступали.

Неисполнение должностных обязанностей юрисконсульта, в соответствии с должностной инструкцией начальника отдела кадров, юрисконсульта не могло быть вменено истцу, при том положении, когда с соответствующей должностной инструкцией, утвержденной генеральным директором 26 июня 2017 года, С. ознакомлена не была, на что указывает отсутствие её подписи /л.д.88-91/.

Следует также отметить, что направленное в адрес истца уведомление о расторжении трудового договора по истечению испытательного срока указание на конкретные причины, послужившие основанием для признания работника не выдержавшим испытание, также не содержит.

Обстоятельства ненадлежащего выполнения истцом трудовых обязанностей ответчик подтверждает вышеприведенными показаниями свидетеля <данные изъяты><данные изъяты> <данные изъяты>., который подтвердил, что истцом в нарушение п.п. 2.25, 2.2.27 Должностной инструкции не выполнялись его распоряжения, а свидетель З. подтвердила отсутствие в уведомлении истца об увольнении, направленное почтовой корреспонденцией, отсутствие ссылок на статьи Трудового кодекса РФ и конкретные причины, являющиеся основанием для увольнения, кроме того показала что разработка должностной инструкции юрисконсульта была поручена истцу, который данное поручение не выполнил в связи с этим, с данной инструкцией истец ознакомлен не был.

Оценивая приведенные показания свидетелей, допрошенных по ходатайству ответчика в совокупности с представленными доказательствами, а также объяснениями истца, которые в силу ст.68 ГПК РФ также являются одним из видов доказательств по делу, суд исходит из того, что показания свидетелей, предупрежденных об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний в соответствии со ст.307 УК РФ, не противоречат объяснениям сторон по делу, иным доказательствам, в связи с чем оснований не доверять показаниям свидетелей у суда не имеется.

Между тем оценивая представленные суду служебные записки, суд исходит из того, что они датированы 13 и 16 октября 2017 года, то есть, составлены позже направления в адрес истца уведомления о расторжении трудового договора в связи с неудовлетворительными результатами прохождения испытательного срока, что свидетельствует о том, что истец выполнял свои трудовые обязанности по истечении испытательного срока, а также о том, что они не могут являться подтверждением ненадлежащего выполнения работником своих трудовых обязанностей в пределах испытательного срока.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 23 Постановления от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказывать наличие законного основания увольнения и соблюдения установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

Таким образом, в нарушение приведенных выше правовых норм, ответчиком суду не представлены в обоснование своих возражений на заявленные истцом требования относимые, допустимые и убедительные доказательства того, что фактически истец был уволен в период испытательного срока, а также того, что истец в период прохождения испытательного срока ненадлежащим образом исполнял или не исполнял свои должностные обязанности, в связи с чем суд, учитывая положения трудового договора, приходит к выводу о том, что в процедуре установления признания работника не выдержавшим испытание работодателем ООО "Груз-экспресс" были допущены грубые нарушения, поскольку факты неисполнения или ненадлежащего выполнения трудовых обязанностей не нашли своего объективного подтверждения, кроме того, увольнение истца состоялось после истечения испытательного срока, окончание которого приходилось на 03 октября 2017 года, тогда как С. продолжила работу до 13 октября 2017 года, то есть в силу положений ст.71 ТК РФ считалась выдержавшей испытание, в связи с чем её увольнение не могло быть произведено по указанному ответчиком в приказе об увольнении основанию, а могло иметь место только на общих основаниях.

При изложенных обстоятельствах, у ответчика отсутствовали правовые основания для увольнения истца по основанию, предусмотренному ч. 1 ст. 71 ТК РФ, в связи с чем увольнение истца следует признать незаконным, что в свою очередь влечёт восстановление истца на прежней работе в ранее занимаемой должности со следующего дня после даты незаконного увольнения и соответственно взыскание с ответчика среднего заработка для оплаты времени вынужденного прогула истца.

Оценивая представленный истцом расчёт среднего заработка, определенный в порядке, предусмотренном статьей 139 ТК РФ, принимая во внимание отсутствие возражений со стороны ответчика относительно правильности представленного расчёта, признавая его арифметически верным и соответствующим положениям трудового договора, а также сведениям и размере заработной платы истца, суд считает возможным взыскать с ответчика в пользу истца за период с 14 октября 2017 года по 01 марта 2018 года заработную плату в сумме 216 907 руб. 60 коп. = 91 день/ вынужденный прогул/ х 2 383 руб. 60 коп. /средний заработок истца/.

Как следует из разъяснений, данных Верховным Судом Российской Федерации в абз. 2 п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", учитывая, что Кодекс не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу статей 21 (абзац четырнадцатый части первой) и 237 Кодекса вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав (например, при задержке выплаты заработной платы).

Из приведенных разъяснений, а также нормы ст. 237 ТК РФ следует, что основаниями для возмещения вреда являются: факт причинения истцу морального вреда, наличие вины ответчика в нарушении нематериального права истца, противоправность его действий и причинно-следственная связь между действиями ответчика и их последствиями в виде причинения истцу физических и нравственных страданий.

С учетом степени вины ответчика как работодателя, нарушившего права работника, принципа разумности и справедливости, а также длительности нарушения трудовых прав работника с учетом фактических обстоятельств, при которых истцу был причинен моральный вред, суд считает возможным возместить истцу моральный вред причиненный действиями ответчика в размере 20 000 руб.

По правилам ст.98 ГПК РФ с ответчика в бюджет Санкт-Петербурга подлежат взысканию расходы по уплате государственной пошлины, от уплаты которой истец, в силу ч. 1 ст. 103 ГПК РФ, абз. 8 п. 2 ст. 61.1 БК РФ, ст. 333.19 НК РФ освобожден, с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, подлежит взысканию в бюджет Санкт-Петербурга в государственная пошлина в размере 5 669 руб. 07 коп.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.12, 56, 57, 194-198 ГПК РФ, суд

 

Р Е Ш И Л:

Исковые требования С. –– удовлетворить.

Восстановить С. на работе в обществе с ограниченной ответственностью "Груз-экспресс" прежней должности начальника отдела кадров с 14 октября 2017 года.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Груз-экспресс" в пользу С. заработную плату за время вынужденного прогула за период с 14 октября 2017 года по 01 марта 2018 года в сумме 216 907 руб., компенсацию морального вреда в размере 20 000 руб.

Взыскать с ООО "Груз-экспресс" в бюджет Санкт-Петербурга государственную пошлину в размере 5 669 руб. 07 коп.

Решение суда о восстановлении на работе подлежит немедленному исполнению.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Санкт-Петербургский городской суд через Московский районный суд Санкт-Петербурга в течение одного месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Судья